7. ''Теперь это и впрямь The Legend of Zelda!''

Ивата:

У меня сложилось впечатление, что The Legend of Zelda: Ocarina of Time представляет чуть ли не эталон "сущности Zelda".

Аонума:

Совершенно верно. Вот почему так трудно было после нее создать что-то новое в серии! (Смеется.)

Ивата:

Это точно. (Смеется.)

Аонума:

Я часто думаю при работе над серией о том, как сложно нам далась игра The Legend of Zelda: Ocarina of Time, но по-своему это было прекрасное время. Как я уже говорил, мы делали нечто беспрецедентное.

Ивата:

У проекта не было аналогов для сравнения.

Аонума:

Мы даже не знали, где проходила финишная черта! (Смеется.)

Ивата:

Без жестких сроков время как-то замедлилось... (Смеется.)

Аонума:

М-да. Прошу прощения. (Смеется.)

Ивата:

В то время я трудился в другой компании, так что не стоит извиняться передо мной! (Смеется.)

Все:

(Смеются.)

Аонума:

Действуя методом проб и ошибок и наблюдая при этом, как проект обретает с каждым днем форму, было очень весело работать над ним. Каждый день была причина, чтобы воскликнуть: "О, гляньте-ка, что у нас получилось!" — что и подогревало наш интерес.

Кавагое:

Например, нас очень впечатлило, когда мы увидели, что мечом можно разрубить знак.

Аонума:

Да. Когда силы команды были уже на исходе, господин Миямото решил добавить эту возможность. (Смеется.)

Коидзуми:

Господин (Кадзуаки) Морита17 из SRD написал соответствующий программный код. Знак можно не просто разрубить, но при этом его щепки будут плавать в пруду. Увидев это, господин Миямото рассмеялся и сказал: "Теперь это и впрямь The Legend of Zelda!" 17Господин Кадзуаки Морита — член правления и заведующий киотским отделением SRD Co., Ltd. Участвовал как программист в разработке многих игр, включая игры серий The Legend of Zelda и Super Mario Bros.

Иваваки:

Точно, именно так он и сказал! (Смеется.)

Iwata Asks
Коидзуми:

Я прекрасно помню этот момент.

Ивата:

Но не только этим славится The Legend of Zelda: Ocarina of Time, ведь это игра с богатым и разветвленным игровым процессом, который стал неожиданностью для игроков и заставлял их в процессе задумываться: "А что это?" и "Да что же тут происходит?" Господин Кавагое, как, на ваш взгляд, вам удалось создать такую игру?

Кавагое:

В некоторым смысле, думаю, мы этого добились благодаря бесстрашию части команды. Мы только-только освоились с аппаратным обеспечением системы Nintendo 64 и приступили к разработке, воодушевленные открывшимися перед нами возможностями. В результате нам удалось многое внедрить в игру, следуя такой логике: "Если нам удался этот элемент, то мы сможем создать и вот это!"

Аонума:

Совершенно верно.

Кавагое:

Другими словами, мы словно шли в тумане по непроторенной дорожке и при этом были уверены, что у нас все получится.

Ивата:

Полагаю, бесстрашие и впрямь сыграло свою значимую роль. Вы еще не были научены опытом и не знали, как это будет тяжело и сколько это отнимет сил и времени. (Смеется.)

Аонума:

Мы на самом деле не знали.

Ивата:

Команда была уверена, что на системе Nintendo 64 было возможно все. Вы ринулись вперед, узнали массу нового, попытались все это с жадностью применить и сложить свои открытия в единое целое без каких-либо противоречий. В результате игра получилась очень насыщенной.

Кавагое:

Как и упомянутая ранее луна, ставшая изюминкой кадра, многие другие элементы получились так же случайно.

Аонума:

Что правда, то правда.

Осава:

Мы лихорадочно работали и работали над проектом, а в какой-то момент нас осенило: "Все готово!"

Аонума:

Нам удалось сделать многое, о чем мы и не мечтали.

Кавагое:

У меня впечатление, что нас часто выручал счастливый случай.

Ивата:

И ежедневно разработчики оживлялись благодаря все новым и новым открытиям.

Осава:

Чуть ли не каждый день у меня были такие мысли: "Вы это сделали?! Тогда я попробую..."

Аонума:

Каждый день я получал вознаграждение, наблюдая за полупустым миром, созданным мной из квадратов и треугольников, который стремительно становился все реальнее благодаря вкладу разных людей. Я был просто в восторге.

Кавагое:

Думаю, нам это удалось, поскольку тогда мы были еще молоды.

Аонума:

Верно. Нечего возразить! (Смеется.)

Все:

(Смеются.)

Ивата:

Господин Коидзуми, по-моему, вы самый молодой из присутствующих здесь членов команды. Сколько вам было, когда вы закончили The Legend of Zelda: Ocarina of Time?

Коидзуми:

Мне было 26-27 лет. А сколько было вам, господин Аонума?

Аонума:

Тогда мне уже перевалило за третий десяток.

Коидзуми:

(С серьезным видом.) Я был самым молодым из присутствующих здесь, так что я чувствовал себя неловко и толком не мог высказать свое мнение. (Смеется.)

Аонума:

Не может быть! Ваши высказывания всегда были самыми резкими! (Смеется.)

Iwata Asks
Все:

(Смеются.)

Коидзуми:

Что, правда? (Смеется.) Думаю, это уже тема для следующего интервью "Ивата спрашивает", но тогда дизайнерам господину (Йошики) Харухане и господину (Сатору) Такидзаве было едва за двадцать, и у них никогда не угасал энтузиазм. А срок разработки растянулся на два с половиной года.

Ивата:

Это были очень напряженные два с половиной года.

Коидзуми:

При таких сроках можно просто-напросто выдохнуться, но это нас не коснулось.

Аонума:

Правда.

Коидзуми:

Для меня не было сложным каждый день работать до полуночи или даже позже.

Кавагое:

Да, мы были тогда молоды и полны сил. (Смеется.)

Осава:

Каждый новый день таил в себе что-то новое — было весело.

Коидзуми:

Безусловно.

Ивата:

Мы бежали к финишу два с половиной года, наблюдая разительные перемены каждый день.

Аонума:

Совершенно верно.

Коидзуми:

Работа сама по себе подразумевает удовольствие, но эти времена были, возможно, самые лучшие. У меня была возможность выдвигать массу эгоистичных требований, что, наверное, причинило всем неудобства, но это было весело.

Аонума:

Мы не были эгоистичны, мы были преданы делу.

Коидзуми:

Моя ошибка.

Аонума:

Ничего страшного. (Смеется.)

Осава:

Думаю, если старой команде довелось бы работать над новой The Legend of Zelda: Ocarina of Time, было бы очень весело.

Коидзуми:

Нет уж, давайте не будем! (Смеется.)

Аонума:

Господин Осава, а я ведь не шучу! (Смеется.)

Все:

(Смеются.)